Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:14 

84 до н.э. Остров Эвбея в Эгейском море. Эдепс. Лукулл и Сулла

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
- Мне стало лучше! - радостно завопил Сулла, завидев на склоне горы несколько унылую фигуру своего проквестора и любимого друга Луция Лициния Лукулла.
Сулла сидел в небольшом серном источнике, и рожа его выражала крайнюю степень наслаждения. - Луций! Да иди же сюда! Мне одному скучно.
Лукулл неохотно приблизился и сморщил свой тонкий благородный нос, с омерзением глядя на воду весьма сомнительного мутно-серого цвета:
- Фе-еликс! Я не хочу подходить ближе. Меня тошнит, от этой ужасной лужи смердит не знаю как! И как ты все утро в ней бултыхаешься, словно хрюшка в грязи!
- Сам ты "ужасная лужа" и "хрюшка", - заявил Сулла, - Ты такой умный, да? Между прочим, по-гречески сера зовется theion - "божественное"!
- От божественного не может так разить.
- Зато полезно.
- Но все утро! Феликс, никакими лекарствами не стоит злоупотреблять.
- Зато у меня кожа лучше стала!
- За одно утро, ага.
- И подагра прошла!
- Феликс!! То, чего нет, пройти не может.
- Да у меня же именно она!
- Ага. А еще - лихорадка, холера, ночное недержание и "священная болезнь"... - буркнул Лукулл.
Сулла, в походах решительно плевавший на раны и похмелье, в мирной жизни превращался в престарелую матрону, главное развлечение коей - выискивать у себя различные ужасные, вгоняющие в гроб болячки и самозабвенно страдать, пытаясь их излечить. Поскольку болячки по большей части были плодом воображения, лекарства на них не действовали...
В Афинах Сулла почувствовал какие-то неприятные ощущения в ногах - как описывал он Лукуллу, это было онемение и тяжесть. И этого Сулле хватило, чтоб тут же решить, что у него подагра.
- Ты просто устал. И переездил на коне. И еще онемение конечностей бывает от...
- От чего, говори, Луций! - на корчащегося в муках Суллу без смеха смотреть было невозможно.
- От пьянства, Феликс.
- Я не пьяница, - обиделся Сулла.
- Конечно, нет. Ты просто пьешь каждый день...
Сулла понимал, конечно, что Луций говорит это, заботясь о нем - но Сулла не терпел поучений, точь-в-точь как шаловливый школьник. И наказание для Луция последовало немедленно: Сулла обеими лапами крепко сжал его щеки, грубо подтянул его лицо вплотную к своему:
- Будешь нудить - напою до одури, наряжу в костюм фавна и заставлю петь песенку "Мне пастушка не дала, вот такие вот дела"...
Лукулл сильно отшатнулся назад, чтоб избавиться от хватки. Нахмурился. Он очень-очень не любил привычку Суллы вот так бесцеремонно распускать руки. Сулла мог внезапно обнять кого-то, грубо потискать, дернуть за ухо... Ну что это за безобразие?.. Обижаться на него всьерез за это было, конечно, невозможно, ясно было, что все эти ухватки - выражение дружеской приязни, но... Лукулл просто не любил этого, вот и все. Ему это было очень неприятно. А когда Сулла не соизмерял свою силищу, мог и боль причинить. Тоже мне, выражение дружеской приязни.
- Не люблю, когда ты ведешь себя, как понтифик, читающий наставления весталке, - сказал Сулла. - Мы едем в Эдепс.
- Куда-а?!
- На Эвбею. Лечить мою подагру.
Лукулл вздохнул. Придется ехать. Иначе Сулла будет упорствовать в подагре до их возвращения в Рим, а там придумает себе еще что-нибудь, пострашнее...

В Эдепсе было определенное общество - но по большей части такие же любители подагры, как Сулла, да какая-то пестрая и хронически нетрезвая труппа мимов для увеселения болящей публики. И это после блестящих Афин!.. Лукулл уже сам чувствовал себя чем-то больным, каждый день слушая беседы о подагре, геморрое и прочей пакости. Сулле это тоже наскучило - чужие болячки ведь никому не интересны, только свои. И тут он обнаружил эту самую труппу... и ему сразу стало морально хорошо. Днями он грел задницу и подагру в вонючих лужах, а ближе к вечеру тащил Лукулла с собою на актерскую гулянку...

Комментарии
2010-01-21 в 20:15 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
Лукулл с непроницаемым лицом лежал на апоклинтре и поворачивал чашу в руках и нагревая теплом ладоней вино, рассматривая нарисованные легкой рукой мастера плящущих сатиров . Он искоса бросал взгляды на рыжеволосую гетеру, с которой флиртовал Сулла, теребя ее за подбородок, намекая тем самым на то, что ее вечер точно занят. Гетера смеялась, обнажая мелкие хищные зубы, ласково гладила колени Феликса и наклонялась ниже, позволяя рассмотреть ее грудь. Вечерный неверный свет подчеркивал ее ранее увядание, обычное для женщин ее профессии.
Лукулл усмехнулся, потянувшись к запеченной рыбе под острым соусом, приготовленную беотийским поваром. Он ценил хорошую еду, а греки, как ни крути, знали толк в удовольствиях.
«Ахайя - словно ящик Пандоры», -подумал Лукулл, - «откроешь крышку, и тебя затягивает эта манящая неизвестность...»
Наверное, размышлял Лукулл, он выглядит по –дурацки в этом пышном венке, который по греческому обычаю ему нахлобучили смеющиеся мимы. Луций сначало было запротествовал, но был тут же остановлен Суллой в свойственной тому манере.
-Тихо, блядь! - Феликс уже успел набраться хиосского вина, - надевай венок и не сцы! Тоже мне весталка нашлась, клянусь Юноной!- произнеся эту краткую, но пламенную речь, он сдвинул набекрень свой венок и хлопнул по крепкому заду молодого актера Мнесарха.
Сейчас этот венок на Сулле немного пообтрепался, но сидел также криво, что с окосевшим взглядом Феликса предсталяло собой ясную картину «Сулла на отдыхе».
«Наверное, сейчас ноги у него не болят,» - саркастично подумал Луций.
Ему было скучно. Гетеры, покрутившись и пытаясь распалить мужской интерес гостя, натолкнулись на холодность римлянина, обменялись оскорбленными взглядами, в которых читались разочарованная колкость и сейчас сгрудились вокруг Суллы, словно галки на ветках вокруг блестящей добычи. Тот был явно в ударе, тиская то ту девушку, то другую, отчего те приходили в восторг и радостно взвизгивали, заставляя Луция морщится. Те Хариты, как назвал трех девушек хозяин дома, явно из Спарты,промелькали в воздушном танце крепкими ляжками и исчезли. Актер Клиний пытался было развлечь угрюмого Луция, но бросил эту затею и сейчас о чем-то перешептывался с черноглазым флейтистом. Музыканты, до которых уже всем было все равно, лениво наигрывали что-то вялым фоном, трогая пальцами певучие струны кифар.
Здесь, на этом острове у Луция была только одна радость – он иногда беседовал здесь с поэтом Икарием, пузатым мужчиной, судя по цвету носа – знатным выпивохой, но, тем не менее, пока не потерявшему ясность ума – о греческой философии, об истории, но сейчас поэт был пьян и, прикорнувший на своем пиршественном ложе, на спящего пьяного силена.
Рядом зашелестели шаги мальчика-виночерпия. Лукулл подставил чашу и едва заметно кивнул.

2010-01-21 в 21:21 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
Чаша ушла в его обычно весьма разборчивую глотку так, что он и не распробовал вкуса. Это означало только одно - Луций, ты нахрюкался. Назюзюкался. Или даже нахуярился. Именно такими словами Лукулл всегда старался хлестнуть себя по душе, обидеть, чтоб заставить протрезветь. Потому что он полагал, что пить нужно - красиво, а не умеешь, не пей. Но иногда, когда было тоскливо так, как вот сейчас, и больше ничего не оставалось...
Луций зря так жестоко дрессировал себя - его душа не была цирковой обезьянкой, которая визжит от хозяйского хлыстика и делает что нужно. Он и сейчас - хотя считал себя непристойно пьяным - выглядел лучше всех тех, кто явно, спроси их, сказали бы, что они "т-т-трезвые к-как сам этот... хто-то... ну ясно!"

Луцию стало душно и дурно. Он не мог больше так просто валяться и наливаться вином, причем - теперь он распробовал его вкус - это была ослиная моча, смешанная с "этрусской" жидкостью от клопов. Сулле-то уже все равно было, а этим, которые вокруг него - им и отроду все равно.

Хорошо, что это был именно тот кабачок, который - вот почему, интересно? - стоял к морю, которое было так близко, глухой и дурной стеной? Ах, как можно было бы его переделать, чтоб был вид на море, чтоб не было душно!.. Но это было нечто, явно построенное наскоро и спьяну... Но раньше - Лукулл видел это у себя под ногами, и ему щемило сердце - хдесь стояло что-то прекрасное. Обколок мраморной плиты... щербатая лесенка, спускающаяся прямо-прямо к морю - во всяком случае, так казалось отсюда, со склона... Когда-то здесь сидели люди, которые смотрели на море и вели беседы поумнее, чем "а жопа-то у нее! Ааа! Там хвост!" - это вот такое сейчас нес Феликс. "Да говорю - хвостик такой маленький!"

"С пьяных глаз свинью с бабой попутал", - буркнул Луций довольно громко, но никто его не услышал, он знал это. Пошел по щербатой лесенке вниз, к морю. Поплавать, что ли. Самое то... Плавать он очень любил, и именно в море.
Ему оставалось каких-то пять ступенек донизу, как за плечо его цапнула знакомая тяжелая лапа, а поскольку Луций уже почти шагнул вперед, а его в это время сильно толкнули назад, он взвизгнул, едва удержав равновесие и приложившись лодыжкой о мраморную ступеньку. Замычал от боли, слезы выступили.
- Феликс! Да будешь ты когда-нибудь свою силищу придерживать, блядь! - заорал он, чтоб скрыть - да и для себя замкнуть на замок боль.
- А ты куда без меня? - поинтересовался Сулла обиженно.
- В море. Поплавать. И тебе б не мешало - от тебя до сих пор воняет, как от козла.
- Ну от какого еще козла?! - взревел Сулла.
- Хорошо, как от козла, который утонул в той вонючей луже.
Сулла пьяно хмыкнул и заявил:
- А наперегонки - слабо?
- Куда те, - презрительно фыркнул Луций.
- А вон видишь, камешек из воды торчит?.. До него и обратно?
- Сиди, дурак пьяный.
Сулла - они уже оба стояли на берегу - вдруг как-то словно вырос на голову. Лукулл был чуть-чуть ниже его - когда он был обычного роста... Тени играют?
- Тебе кажется, что я слишком стар? - голос Суллы был совершенно спокоен и тревз, - Поверь, я сдохну куда менее старым, чем каждый из вас. Куда менее. Поплыли до камешка! - мальчишескый задиристый тон. - Поплыли! Что, ссышь?
- Я?...
Оба одновременно сбросили башмаки, стянули рубахи.
- Ну... раз... два... пошли!!!
Оба влетели в в воду что кони полковые, только у более тяжелого Суллы получилась туча брыз, а Луций, довольно узкий в кости, получил от моря два мгновенных крыла, широких, словно у голубя, и радужных, как у стрекозы...

Не выиграл никто. Потому что ясно было, что "никто не первее", как говорили мальчишки в таких случаях и в Суллином детстве, и в Лукулловом. Но Сулла все равно нашел чем зацепить:
- Эх ты, я старый хуй! На двадцать лет тебя старше!
- Ага! А волна какая, - совершенно по-пацански бурчал Лукулл - волна и впрямь была что надо, а уж Суллу-то так не сносило, вон какой здоровый.

2010-01-22 в 10:32 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
Но спорил он вяло, понимая, что и правда – проиграл по сути. И потом – Суллу не переспоришь, Луций знал это по своему опыту, да и пиздюлей можно было отхватить. Сулла хоть и протрезвел, но, тем не менее, мог, чувствуя сопротивление, неожиданно впасть в бурную ярость, яркой вспышкой охватиающего его, и так же неожиданно затухающей. Да, да, и правда – проиграл, получается.
Сулла, шире его в плечах, с крепким торсом, покрытым рыжеватыми волосами, стоял, подпирая бока руками, обливаемый розовым золотом неба и молча глядя на запад, то и дело сплевывая соленую воду.

Он протрезвел, и Луцию это понравилось. Пьяного Суллу он не выносил – тот начинал тискать его еще крепче, раздражая своими настойчивыми прикосновениями и касаниями.

Да и он прояснел мыслями. Винные пары быстро выветривались, оставляя почти незаметную головную боль, как всегда, как только напиваешься дешевым пойлом.

Луций фыркнул, обтираясь. Морская вода охладила его горечь, забрала скуку. Настроение улучшалось. Он потянулся, чувствуя вечерний бриз. Влажное тело заискрилось в лучах заходящего Феба.

-Слышал вести из Рима...? – проследив взгляд Суллы, заговорил было Луций.

-Нет, не слышал, – насмешливо рявкнул тот, - я же тут просто так, погулять вышел. – он помолчал и повернулся к Луцию, прищурившись. Сейчас он напоминал опытное хищное животное, наблюдающее из укрытия за жертвой, - Бараны хуевы. Ничего, у нас уже был Митридатушка, Дионис хуев.. Ничо, на всякого Диониса найдется свой Просимн, или как того катамита звали... Будут у меня на хуй насаживаться только так. Его и стругать не придется – я им столько хуев наваяю, мало не покажется. Да, Луций? - хрипло проорал Сулла, придя в неожиданное возбуждение и затряс Лукулла за плечи.

Луций сплюнул, чувствуя соленый привкус.

2010-01-22 в 18:07 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
- Хорош плеваться, не верблюд, - засмеялся Сулла.
- Феликс, лапы убери.
- Не уберу.
- Врежу.
- Попробуй.
О, Сулла знал, что делал. Луций был смелым, порой отчаянно смелым парнем - что в бою, что в обычной драке. Но ударить человека по улыбающейся роже, когда улыбка предназначена ему, Луцию - Лукулл не мог.
Он только буркнул:
- Да пусти же ты. Знаешь, что я этого не люблю.
- А почему не любишь? Я тебе противен, да? Бре-езгуешь?
- Феликс, блядь! При чем тут ты! Я вообще этого не люблю, кто бы этого ни делал! Римляне, мать вашу, ну что за привычка у вас такая - обязательно лапы к другому тянуть, обязательно лапнуть за что-то... Скоро тогу буду синюю или зеленую носить, блядь, как Квинт Гортензий. А ты знаешь, почему он такие носит? Я вот знаю, он мой друг. Спрашиваю: чего, мол, выделываешься? А он отвечает: не выделываюсь, практическая необходимость, неряхой выглядеть не нравится. А в белой тоге только им и выглядишь, потому что каждый тебя то по плечу хлопает, то за тогу дергает, то обниматься лезет, после чего тога уже к полудню не белая, а черная. А в темном вроде и незаметно.
- Не понял, что это было - "римляне, что за привычка у вас", - хмыкнул Сулла, - Ты-то сам кто? Грек, что ли?..
Он не только не отпустил плечи Луция - наоборот, он со ржанием облапал его, схватил в охапку и завалил наземь:
- Будем тебя приучать к подлинно... римскому... обхождению!!!
Луций выворачивался из-под него, матерясь и даже угощая тумаками, но разве он мог! Сулла был тяжелый, как конь, да и силой, наверно, коню вровень. Но притом еще и ловкий, и цепкий - поди справься с таким! А от легких тумаков Луция он ловко уворачивался. Ему было весело...
- УХ! - сказал кто-то вдруг.
Сулла и Лукулл одновременно замерли и поглядели, а кто...

Это были трое рыбаков - ну, судя по тому, что они были с рыбой и воняло от них рыбой. Сулла уже хотел рявкнуть, куда б они пошли все трое вместе с рыбой - но его опередил один из них:
- Ух! Да это ж великий Сулла!
То, что абсолютно голый великий Сулла лежит на каком-то абсолютно голом и красивом парне, их совершенно не удивило. Луций покраснел до ушей. Ну вот, бля!..
- Ну я, - сказал Сулла.
- Ты это... - рыбак замялся. - Позволь выразить тебе почтение и принять... - он предъявил отменного тунца.
- Вы откуда, мужики? - улыбался Сулла. Он всегда умел общаться с народом. Луций ему в этом плане слегка завидовал.
- Мы.. с Галеи мы.
- Че? - Сулла заржал, - После меня в Галее кто-то жив остался?! Ой не понял...
Он сделал вид, что поднимается, и рыбаки вдруг резко побледнели и попятились, готовые бежать...
- Эй, тунца-то оставьте! - гаркнул Сулла, и тунец остался. Рыбаки убегали.
- ЖИВИТЕ, РАЗРЕШАЮ! - заорал он им вслед.

2010-01-22 в 19:51 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
Луций заржал, не выдержав комичности всей картины. Перепуганные рыбаки удирают от голого Суллы, который потрясает - абсолютно театрально - кулаками. Аристофан был бы доволен, если бы он видел это.
-Че ржешь, конь? – Сулла резко повернулся к источнику прыскающих звуков, но теплые смешинки в глазах говорили, что Феликс и сам не прочь закатится своим заразительным басистым хохотом.
-И еще кто-то дарит тебе рыбу здесь... –Луций встал, отряхивая тело от колючего песка, - ты смотри, может отравленная.
-Кто? Ахайцы? Да они ссыкуны на это! – Сулла пнул валявшуйся под ногами рыбу,и подняв внимательно рассматривал ее, – а ничего рыбешка, – он взвесил ее на крепкой руке.
-Ссыкуны они в бою, – возразил Луций, - а тут – особой храбрости не требуется. Яд – и все дела. Те же Афины тебе долго не простят.
- Да... Афины, задыхающиеся в гордости за свое прошлое, растерявшие настоящее и невидящие будущее... Перикл, которым они так трясли передо мной, как субурская блядь - своей пиздой перед клиентом, сейчас бы горько плакал.... – Сулла потянулся, - Тогда они могли бы подослать нам убийц. И нашли бы нас, - он осмотрел себя и Лукулла, - голых, вдвоем, у моря. Что подумали бы в этом блядском Риме, где заседают наши важные сенаторы с жопами, куда вставлены свинцовые пробки, чтобы невзначай и правда их не подставить кому-то на самом деле. Потекли бы широкой волной сплетни, что умерли мы с тобой в один день. От оргазма, - и Сулла, не сдержавшись, хлопнул по заду Луция.

2010-01-22 в 20:03 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
- Ай! - взвизгнул тот, лапа-то у Суллы тяжеленная, - Ну Феликс!..

2010-01-22 в 20:09 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
И, не сдержавшись, врезал Сулле в челюсть.

2010-01-22 в 20:17 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
Почти попал, Сулла - сработали боевые привычки - увернулся, но все-таки кулаком ему смазали. Пусть и вскользь.
Сулла сильно ткнул Луция в плечо, отпихивая на шаг назад.
- Ну. И. Что. Это. Было?! - произнес он, глядя сверкающими голубыми глазищами в глаза Луция.
"Ответь, что это было. Или я тебя тут по берегу размажу, а труп в море сброшу."

2010-01-22 в 20:33 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
-Я... Не актер из своей свиты, Сулла, - зашипел Луций, отчаянно пытаясь занять более выгодную позицию, но Сулла скалой звенящего гнева прегражал путь, - не смей так касаться моей задницы.

2010-01-22 в 21:04 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
- А что она у тебя - золотая, что ли? Наощупь - вроде нет, - фыркнул Сулла, - Да не беспокойся, эти трое ублюдков местных все и всем расскажут. Все до самых Афин будут знать, что я тебя имел. Они же именно так это и поняли. Ну-ка иди сюда... ИДИ СЮДА! Приказов не понимаешь?!
Приказать Сулла мог - и Луций обязан был повиноваться.
Он же был не тот солдатик Гая Мария, которого так хотел трахнуть трибун... и который пришел, повинуясь приказу, но при попытке трахнуть благополучно ткнул трибуна мечом.
Тут и ткнуть нечем. Хуем, что ли?.. Да и потом - будь Луций и при оружии - никогда б не обратил его против Суллы.
- Иди сюда. Я и так повторил уже три раза.

2010-01-22 в 21:20 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
-Я и так вроде рядом стою, - огрызнулся Луций, но шаг вперед сделал, - жопа моя - не золотая, обычная. Из кожи и говна, но нехрен ее лапать.

2010-01-22 в 21:27 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
Теперь они стояли вплотную. Феликс, правда, был повыше, но ненамного. И снова положил лапы на плечи Луция, золотящиеся от загара. И любовался его мордой. Узкоскулой, не римской... Еще и брови нахмуренные.

Сулла сделал пакость и сам знал это: у него одна лапа протянулась к паху Луция, а вторая, едва лишь тот вякнул, вцепилась в позвонки на шее. Или подчинишься - или умрешь. В том, что Сулла легко свернет шею, сомневаться не приходилось, видели такое. И своему воину - в том числе. А родным напишут - "Героически пал в бою за..." За тунца?..

2010-01-22 в 21:43 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
Сдохнуть не хотелось, но и не хотелось ощущать руки там, где... не следовало, в общем-то.
Луций даже побледенел от накатившей смеси гнева и стыда:
-Че творишь, Феликс? - прорычал он.

2010-01-22 в 21:46 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
- Я? Как обычнл, че хочу, то и творю. Ложись-ка опять. Стоя неудобно.

2010-01-22 в 21:53 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
-Пошел... пошел знаешь куда, - холодная ярость обжигала горло, - нашел чем шутить, - но дернуться поостерегся, чувствуя железную хватку на своей шее.

2010-01-22 в 21:58 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
- Я пойду, пойду, и знаю куда.
Луций ахнуть не успел, как в нос ему щекотно полезла трава.

2010-01-22 в 22:07 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
Елозя животом по песку, он почувствовал навалившееся на него тяжелое тело Феликса. И тыкающееся в бедро что-то ...ой...оно, что ли?
-Отпусти, Сулла, - запыхтел обиженно Луций, - хватил, пошутили и хватит.

2010-01-22 в 22:12 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
- Ну теперь уж не отпущу. Давно хотел...

2010-01-22 в 22:19 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
-Ты .. ты совсем, что ли, - Луций попытался вывернутся, но получилось это плохо, своими отчаянными, но бесполезными движениями, он скорее напоминал гусеницу, на которую наступила любопытная птица, - отпусти, говорю, - закричал он яростно.

2010-01-22 в 22:25 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
- Не, не отпущу. Ну что ты. Ты же так любишь Грецию. Не знаешь, что там было?.. И не ори, блядь, еще прибежит сюда кто-нибудь из чистого любопытства.
Феликс легонько погладил Луция по шее. Повыше - под ухом. Пригладил волосы.

2010-01-22 в 22:33 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
-При чем тут Ахайя, - отчаянно взвыл Луций, махнув головой, - я тебе что- мальчик, что ли?!

2010-01-22 в 22:42 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
- Нет. Ну какой ты мальчик... Ты просто красивый. И нравишься мне. И я тебя хочу. Давно. Но ты так брыкаешься... А тут... Никто не увидит. И вторых рыбаков - по закону мировой справедливости - не будет.

2010-01-22 в 22:55 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
Луций пружиной попытался вывернулся - тщетно. Сулла держал крепко. Блядь, и вроде бы он не слабый, как мальчишка, а освободится не может. Еще Сулла, явно издеваясь, теребит волосы и дует на затылок.
-Сулла, - холодно процедил Лукулл, чувствуя как краска бешенства заливает его лицо, - слезай, блядь, с меня. Пошутили и хватит.

2010-01-22 в 23:20 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
- Это уже не шутка. Ты сейчас скажешь: "Вот именно". Не шутка, Луций.
Сулла по-прежнему лежал на нем.
- Чувствуешь?..
Кто бы не почувствовал такую дубину, которая просит своего...

2010-01-22 в 23:36 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
-Ты пьян, Сулла, - Луций напрягся, попытавшись скинуть с себя ненужную тяжесть, - ты - пьян. Убери свой хуй и отпусти меня. Я - свободный гражданин Рима!

2010-01-23 в 01:01 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
Сулла заржал так, что в ближней священной роще лавры и мирты задрожали.
- Вернемся - выдеру. За неисполнение приказов, - Суллу душил смех.
Луций дернулся, пихнул его, освобождаясь... но Феликс сцапал его за руку.

2010-01-23 в 06:47 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
-Аааа! - дернулся Луций от резкой боли в заломленной руке, - Яблоки Приапа! Сулла!
В ответ Феликс дернул руку так, что затрещали суставы. Луций даже прикусил язык от неожиданности и боли.
-Хуле дергаешься?
-Отпусти, ебическая сила!

2010-01-23 в 06:57 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
По голосу ясно было - Луций близок к слезам. Сулла не осудил бы его за это - знал, что да, больно, непереносимо больно.
Он ослабил хватку.
- Лежи спокойно. Лежи спокойно, говорю.
Главное Феликс уже напомнил Лукуллу - "я сильнее, и не рыпайся, а то будет больно".

2010-01-23 в 07:17 

Луций Лициний Лукулл
Умен, красив, сексуален. Ходячий Понт.
Луций замолчал, скрипнув зубами. Чувство унижения мало успокаивало его, и он, затихнув было, снова попытался резко скинуть Суллу с себя.

2010-01-23 в 07:21 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
Да куда там!..
- Ты мне и нравишься поэтому, - сказал Сулла. - Не давалка. Не дашь просто так себя прогнуть. Лежи, лежи, не бойся, очень больно не будет. Ну, больно будет, конечно - но не очень, потерпишь.

   

Римские Игры

главная