Марк Лициний Красс
Деньги – нерв войны.(с)
... Одним чудесным весенним утром Красс стоял возле своей палатки. Марк прислушивался к звукам пробуждающегося лагеря. Тысячи людей сейчас примутся исполнять свои прямые обязанности. Четко, слаженно и по возможности - быстро. Марк улыбнулся. Каждый, бывший в его подчинении, знал - что нужно делать. Сейчас придут с докладом трибуны - отчитаться о проишествиях за ночь и получить новые инструкции.Старшие центурионы появятся позже... А пока... Пока можно и расслабиться.
О боги! Как же поначалу было тяжело... Всю эту ораву, привыкшую в Утике к вольготной жизни, пришлось приводить в чувство. В трибуны Марк поставил проверенных парней - из сыновей клиентов отца, в центурионы - самых свирепых головорезов, тоже из "испанцев". Правда, пришлось кое-кого примерно наказать - парочку смутьянов просто-напросто забили дубинками... Все оказалось гораздо проще, чем он думал вначале - всю "работу" он не обязан исполнять. Нужны только толковые помощники. Все.
В своих людях он не ошибся.
Красс принимал к себе почти всех - и местных рыбаков, и дезертиров-марианцев. Новобранцев натаскивали по всем правилам военной науки. Марку везло : все, на что он обращал свой цепкий взор - обращалось в серебро. Лидийский Крез! Точно! Но вот как закончил свои дни этот варварский царек - думать совсем не хотелось... Утическая афера удалась, что позволило продержаться какое-то время. Шутка ли!Два легиона - и постоянно прибывали новые люди! - одеть и накормить. И еще вооружить! Красс закрывал глаза на то, что ребятки пошаливали в окрестностях Брундизия. И не принимал делегации обиженных на его людей местных помещиков. У него, Марка, есть дела поважнее... Поэтому каждый день из Ставки туда-сюда носились всадники на взмыленных конях - Красс проворачивал "свои дела"...
В лагере существовала своя система штрафов и поощрений. Солдатам Красс спуску не давал. Нельзя расслабляться! То солдатики роют ров, то Марк придумывает какие-то учения... И про "оболванивание" Марк не забывал. Выступал с речами перед войском. В общем, хвала богам, вроде все устроилось. Его боятся и уважают.